3_14sklya

Categories:

Вот и всё, что было

Вдруг вы про меня забыли, то я- нет.
Всё также бездельничаю в ожидании новых впечатлений. Завела очередной новый блокнот, совершенно без системы пишу туда, чтобы не забыть, результатом- бесконечные поиски в нём нужной информации, изредка успешные. Это я к тому, что память начала играть в прятки по новым правилам, а я привыкла к её безупречности и серьёзным намерениям и вовсе играть не собиралась. Вообще-то я всегда пишу на бумажках: старых чеках, квитанциях, оборотных сторонах инструкций...набирается кучка таких «заметок на полях», позднее я инспектирую её на предмет важности и частично выкидываю. И поняла, что такой формат мне больше подходит, ибо с блокнотом расстаться сложнее.
Всё это сейчас к тому, что я изрядно поискала записи о недавно прочитанном, и не нашла.
А прослушала я с великим удовольствием новую книгу Бакмана « Тревожные люди». Да, это про нас: родителей и одновременно детей. Сюжет почти детективный, скорее даже триллер: попытка ограбления банка, захват заложников... но потом всё трогательно сводится к отношениям между людьми, к вечным вопросам: кто мы и почему мы такие? Изящная и современная литература, скоро по роману снимут кино, но это не точно. Единственное, что удивило в книге- это поведение людей в полиции во время допросов, давно заметила в шведской литературе свободу выражений, не допустимую в наших отечественных учреждениях.
Кстати, предыдущая книга Бакмана про бабушку, которая « велела кланяться и передать, что просит прощения» мне понравилась не меньше.
Вообще я подсела на скандинавскую прозу видимо крепко, их детективы кровожадны и изобилуют деталями, особенно последний мною прочитанный « Очевидец» Анны Богстам порадовал. Крутецкий сюжет происходит в рыбацкой деревушке, рядом с Лундом и Ланскрёной, местами мне лично знакомыми.
Но самое сильное пока впечатление от романа Энни Бэрроуз « Клуб любителей книги и пирогов из картофельных очисток», такой роман в письмах, от которого сердце не на месте, когда узнаёшь новое об оккупации английского острова Гернси. Я так и вовсе не знала этого факта, а уж подробностей тем более. А сколько характеров в книге! Сколько юмора! Люди переписывались ежедневно с несколькими адресатами и почта работала великолепно.
Сейчас слушаю другой роман другого автора « Дом на краю ночи» Кэтрин Боннер , пока всё нравится: там уже итальянский остров Кастелламаре, его легенды о пещерах и святых покровителях и бесконечная история жизни четырёх поколений...
Кроме литературы в жизни суета. Могу днями ничего не делать и рефлексировать по этому поводу отчаянно. Могу сорваться внезапно в театр или на выставку. Недавно с подругой были в театре Вахтангова на спектакле по четырём пьесам Цвейга. Сильное впечатление от актёров, от тем, от режиссуры в целом. Даже обсуждать не хотелось увиденное, до того сильно встряхнуло.
Вчера вот ещё на выставку успела, буквально за день до закрытия. Даже не знала про музей русского импрессионизма у нас в городе. Некий Борис Минц, коллекционер, в 2014 году родил этот музей среди корпусов бывшей фабрики « Большевик». Классное место, мне нравится эстетика бывших заводских краснокирпичных зданий, все эти арки и огромные окна. У нас « на раёне» недавно завод снесли « Останкинский молочный», если кто помнит, они сырки творожные выпускали с характерной картинкой. Ну и молоко всякое.... обанкротили их, по миру пустили, а территорию под застройку 30-этажную. Теперь и у нас гетто будет многотысячное, а могли бы малой кровью лофтовые пространства появиться, с модными ресторанами и выставками в трёхэтажный рост. Но не срослось, теперь так хитро проходят общественные слушания, что мнение жителей посылают на хер. Что-то я от культуры отвлеклась.
В Москве очень сложно оставаться наедине с искусством и архитектурой. Вечно какая-то гадость вылезет на передний план. А не махнуть ли мне в Питер? Девушка я нынче свободная, мужа таки выпустили в относительную Европу.
Сейчас он в бывшей Трансильвании, и хоть это сейчас называется гордо Румынией, но по скоростным шоссе всё ещё гремят лошадиные повозки, оставляя пахучий и видимый какашечный след на дороге.
В северной столице я оплатила малюсенькую студию в старинном доме на Петроградской стороне, этот район знаю неплохо, пойду два раза в театр, нагуляюсь под дождём ( обещают циклон), встречусь с Олей, которая уже с зимы в Питере и, похоже, не хочет в свою немецкую «новую реальность».
На титульном фото одна из старинных церквей на Сретенке Успения Пресвятой Богородицы. Внутри великолепная масляная роспись-картина, где Понтий Пилат выводит Иисуса на балкон на суд людей. Зашла туда случайно, когда гуляли там с мужем по первому весеннему солнцу.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded