October 24th, 2015

Летописец.

Из Италии вернулась без трусов. Решила нарушить традицию в угоду новым предпочтениям. Да и некогда было по галантереям время терять, что я в Москве нового белья не куплю? За то, привезли два чемодана по 23 кило, два рюкзака по 10 и дамскую сумочку, весом 8 кило. Да, в них не было места новой эротике, но нашлось семи бутылкам умбрийского классного вина, восьми килограммам сыра, тосканским колбаскам, трюфельным соусам и бальзамикам, перуджинскому шоколаду и кашемиру с мериносом из Беваньо. Про два пальто, сапоги и бумажники я уже хвалилась. Столько денег у нас нет, сколько кошельков купили. Из маленьких лавочек в Орвието притягательно пахнет кожей, и больших усилий стоит сказать себе: Всё, мне уже ничего не надо! Горшочек- не вари!
Старались прятать жадные глаза в пейзажах Умбрии или в храмах старинных улиц. В крайнем случае, топили взгляд в бокале вина. Пили много, ибо соблазны на каждом шагу.
Не могу понять, что же в Умбрии зацепило больше всего. Пока не пришла в себя. Но Кортона и Сполето мне показались не менее интересными, чем Ассизи и Орвието. Перуджу, как оказалось, вообще не рассмотрели. Но как её разглядишь сквозь прилавки фестиваля шоколада?
Вот живёшь с человеком тридцать лет и не подозреваешь, насколько он коварен. Надо ж было накормить подругу, меня тоисть, пастой с трюфелями, опоить вином, а потом повести вдоль шоколадных рядов, кормя из кулёчка шоколадными лепестками, угрожая шоколадным же гаечным ключом. Поставить на край холма- таять на солнце. Какие после этого узкие улочки и катакомбы? Только нирвана!
В итоге, на Перудже - жирная галка гастрономического безобразия.
Не миновало нас и чудо мраморного водопада. Римляне возвели его ещё до нашей эры. Байрон с хромой ногой там отметился, старик Андерсен...мы тоже не слабаки. Но в октябре воду на полную мощь включают только в выходные. Довольствовались тонкими струйками, прогулкой по террасам парка и пикником.
Ещё разок заглянули на Виллу Сенси, отдать заныканый ключ , подарить бутылочку брусничной настойки, в ответ получить поцелуй и бутылку умбрийского красного. Паоло - прекрасный итальянский мужик. Глаз отчаянно горит на всё, что имеет прелестные женские очертания. Открыл секрет, что подглядывал за Владой( Звездой), когда она в бикини летом у его бассейна загорала. Да и бассейн открытый, поди, ради этого построил. Хочет русскую герлу, как у моего мужа. Теперь думаю, какую из холостых подруг мона к нему пристроить.
Из Рима улетали в плюс 23, а в Москве сплошной ЛЕТОПИСЕЦ : лето кончилось, совсем!